СКАЖИ МНЕ ПРАВДУ, АТАМАН

Истинные ценности нашего общества никогда не подвергались сомнению. Но влияние идеологов экстремизма в последние десятилетия переворачивает это мнение в умах молодежи, что не может не беспокоить в том числе и дагестанцев. Разговор об этом и о многих других проблемах мы ведем с атаманом Кизлярского особого приграничного окружного Терского войскового казачьего общества, казачьим полковником Валентином Ивановым.

– Сегодня казачество, – говорит Валентин Игоревич, – это и мощный интернациональный фактор. Мы часто выезжаем в другие регионы, участвуя в традиционных казачьих играх, состязаниях. Свое искусство демонстрируем и на равнине, и высоко в горах. В прошлом году совершили легкоатлетический пробег в Унцукульском районе по маршруту Гимры – Ахульго, посвященный Дню Конституции, тогда же прошел пробег Махачкала – Каспийск-Ботлих – Цумадинский район – Агвали, в этом году пробежали к Дню Конституции от Верхнего до Нижнего Гуниба. Это дает мощный стимул, а сколько интересных встреч с местными жителями.

И вот что удивительно: чем выше в горы, тем чище люди, тем они более открыты, доброжелательны, готовы помочь, поддержать. Помню, как-то нас угостили персиками, а перекладывать их было некуда, мы все налегке, так один из горцев сказал нам, чтобы взяли фрукты вместе с корзиной. Это ведь тоже показатель дружбы, уважения, гостеприимства.

Приведу другой пример. Выезжая в дальние регионы, где не везде православные храмы, каждый раз мы встречаем удивительно бережное отношение к другой вере, к тем, кто отправляет ее. Это ли не пример истинного отношения представителей различных конфессий друг к другу.

– Диалог помогает сохранять равновесие в обществе. Негоже, считаю, чтобы религиозные институты шли вразрез с государственными.

– Я приветствую, когда люди строят храмы и мечети, но был бы рад услышать о том, что очередная благотворительная организация взяла на себя строительство ФАПа, больницы, школы. Это не менее богоугодное дело.

Помню, однажды пришлось разбираться в сложной ситуации с отгонными пастбищами в одном из сел. Так местные жители потребовали привести муллу, чтобы он выступил в роли третейского судьи. В таких случаях теряешься, не зная, как прореагировать, чтобы, с одной стороны, не оскорбить чувств верующих, а с другой – напомнить им, что они живут в светском государстве и такие вопросы должны решать органы местного самоуправления.

Вот такие перегибы создают почву для протестных настроений тех, кому на руку создавать препоны между светским и религиозным образованием. Ведь иной раз сталкиваешься с такими дремучими рассуждениями в той же молодежной среде, что диву даешься, да учился ли он в школе, знает ли математику, физику, астрономию. А ведь даже в стародавние времена в Дагестане изучали все эти предметы с точки зрения естествознания. Я это к тому, что религиозная сфера – тончайший инструмент, пользоваться которым должны образованные люди, владеющие необходимыми знаниями, чтобы не перекрашивать в те или иные цвета предположения, например, о происхождении мира. Религия – это ведь не только источник мировой культуры, но и кладезь знаний, наука, по сей день открывающая таинство природных явлений, духовной составляющей человека, окружающего мира.

– Валентин Игоревич, так уж вышло, что Северный Дагестан, город Кизляр, Кизлярский район в перестроечные годы немало пострадали от терактов. Здесь, если вспомнить, происходили драматические события, потрясшие страну, – захват роддома, заложников. И вот, казалось бы, все позади, в республике стабильная обстановка, люди зажили мирной жизнью. И снова теракт, попытка неизвестного на тот момент человека ворваться в православный храм, готового взорвать себя вместе с прихожанами, да еще в Прощеное воскресенье, когда люди призывают забыть старые обиды, начать новую жизнь.

– Знаете, все это горько, обидно, и сердце болит при воспоминаниях о том страшном дне.

И не только потому, что в очередной раз нам пришлось пережить страх за своих чудом оставшихся в живых близких. Кизлярцам в очередной раз напомнили, что теракт может повториться в любой момент, в любой день, в любой час. В скорбной очевидности ясно осознаешь, что те, кто спровоцировал его, преследовали несколько целей, в числе которых – запугать местное население, внести раскол между мусульманской уммой и православной общиной. Да вот только не вышло у них ничего. Казачество оказалось мудрее, прозорливее. Слишком многое было пережито и сохранилось в памяти тревожными чувствами, необыкновенной болью за своих земляков, погибших в неправедной войне. Кизлярцы ведь интернационалисты по духу, это особые люди, мирно сосуществующие, открытые, готовые помочь друг другу. Здесь сохранился дух прежней эпохи, когда все друг друга знали. Попытка внести смуту во взаимоотношения двух конфессий провалилась. Но психологическая драма тяжело сказалась на общем состоянии и не прибавила настроения местным жителям. Пережить произошедшее было нелегко, душа болела за тех, кто в очередной раз испытал гнетущее чувство страха, обиду, горечь, за то, что среди нас оказались люди, для которых ближневосточные символы оказались сильнее родных традиций и адатов.

Страшно и то, что зомбированность сознания приводит к тому, что выросший здесь, на этой земле, человек, которого все знают, чьи родители живут на соседней улице, так или иначе проводит водораздел между «своими» и «чужими», на тех, кто близок по духу, и тех, кто для него враг, которого надо убивать, кто бы это ни был, пожилой ли человек, ровесник ли.

Как я уже говорил, город, как и район, интернациональный по духу, и казачество играет не последнюю роль в стабильности Северного региона. Это не ряженые, а люди, которым небезразлична судьба народа, всей республики в целом. Считаю, что в казачестве заложен огромный ресурс, та мощная сила, что способна противостоять экстремизму, терроризму. Вот мы недавно подали документы в Минюст РФ, чтобы нас включили в госреестр казачьих обществ, я сам возглавляю НКО. Но на чем хочу заострить внимание: под деятельностью казачества подразумевается общественная работа, позволяющая в рамках партнерства с государственными институтами создавать тот прочный каркас, на котором выстраивается тандем общества и власти. И, как мне кажется, необходимо, чтобы в этом случае на официальном уровне была введена государственная казачья служба, что позволит каждому казачьему окружному обществу сформировать действующий ресурс, готовый служить своей Родине, как служили наши предки.

– Что, по вашему мнению должно стать основой воспитания молодежи во времена, когда на наших современников обрушивается невиданный информационный поток, а в интернет-пространстве используются технологии, превращающие незрелые души в зомби-террористов?

– Безусловно, светской власти необходимо работать на опережение влияния на молодые умы, противопоставляя ближневосточному, западному пропагандистскому фасаду реалии государств, взявших на себя задачу разорить кавказский дом, извратить идеологию молодого поколения. Мы должны знать каждого из проживающих рядом с нами, тогда можно будет избежать роковых ошибок, как случилось в православном храме, защитил который, кстати, правоохранитель-мусульманин. Не в этом ли заключается вера истинная, а не мнимая?

Не думаю, что буду оригинален, но скажу, что именно семья является источником стабильности, той родовой устойчивости, что формирует личность, гражданское сознание. Но здесь необходимо рассматривать проблему в комплексе, когда личное и общественное принимает форму государственного, создавая социальные лифты для молодежи, привлекая к проектной деятельности внутри муниципалитета. С молодежью надо разговаривать по душам, откровенно, разъясняя суть явлений международного терроризма, его природу, давая ему оценку. А еще надо пропагандировать ценность честного труда. Любая работа хороша, если ты честно и добросовестно ее выполняешь. Суть не в том, какая у тебя профессия, а в том, чтобы ты состоялся как человек, как личность, как дагестанец.

Автор: Айшат Тажудинова

dagpravda.ru