ДИАНА РУДЬЕВА: «КОГДА В БЮДЖЕТЕ НЕДОСТАТОЧНО СРЕДСТВ, ИХ НАДО ИСКАТЬ»

Обсуждая проблемы казачьего кадетского образования на одном из последних совещаний комитета Думы Ставропольского края по безопасности, межпарламентским связям, ветеранским организациям и казачеству, депутаты и представители профильных ведомств констатировали недостаток учебной литературы, дефицит профессиональных кадров, недостаточность финансирования.

Будет ли когда-нибудь построен Кисловодский казачий кадетский корпус, где найти деньги на закупку формы, издание учебников и ставки для педагогов рассказала заместитель министра образования и молодежной политики Ставропольского края Диана Рудьева.

 

Диана Магомедовна, есть мнения, что развитие системы казачьего кадетского образования у нас в крае носит «хаотичный и бессистемный характер», а динамика роста классов обеспечивается в основном работой энтузиастов. На Ваш взгляд объективно существует ли на Ставрополье система казачьего кадетского образования?

Нельзя сказать, что ее нет. Хотелось бы, чтобы она была лучше и развивалась. Со стороны министерства мы постоянно поднимаем эти вопросы на разных уровнях в сфере образования, нацеливаем руководителей школ на развитие кадетских и казачьих классов. Очевидно, что есть интерес самих ребят, которые идут в них добровольно и осознанно, налицо желание родителей. И если в школах есть условия, то эти классы открываются, а не наоборот.

 

В последнее время было много волнений по поводу юридического статуса «Южно-Российского лицея казачества и народов Кавказа» (п. Иноземцево) и Кадетской школы им. генерала А.П. Ермолова (г. Ставрополь), которые попали в правовую «вилку»: по федеральному законодательству они должны были либо перейти в краевой подчинение, либо стать обычными муниципальными школами, утратив статус кадетских или казачьих. Эти вопросы нашли решение?

Было множество обсуждений на уровне общественности, краевой Думы, мы обращались за разъяснениями на федеральный уровень. В законе прописано, что школы, имеющие статус кадетских, должны были быть выведены на краевой или федеральный уровень. Но такой переход подразумевает серьезные средства, и надо учитывать дефицит краевого бюджета. Только Кадетской школе потребовалось бы больше 170 миллионов рублей. И потом, иметь такую школу – высокий статус для муниципалитета, их базы создавались за счет местных бюджетов. Как можно их отнять? Итак, школы, которые действовали до вступления в силу нового ФЗ «Об образовании», сохранили статус муниципальных общеобразовательных школ с теми же наименованиями, которые у них были. И сохранили свои направления деятельности, и финансирование из муниципальных бюджетов. Как были там казачьи и кадетские классы, так и остались. Не вижу оснований для трагедии: дети получают тоже, что и раньше. У нас есть только одно краевое кадетское учебное заведение – казачий корпус в городе Буденновске.

 

Главная проблема Казачьего кадетского корпуса в г. Буденновске — отсутствие средств на строительство общежития и спортивной площадки.

Это наша подведомственная организация, и мы ежегодно заявляем в бюджет тему строительства общежития. Для его восстановления необходимо сегодня 172 миллиона рублей. К большому сожалению и в бюджет 2017 года эти средства не будут включены, нам это известно из акта сверки. Однако потребность в корпусе очевидна: 1 сентября туда набрано 232 ребенка, а в прошлом году обучалось 152 ученика. И спрос был бы выше, если бы мы могли принять иногородних детей. Но обеспечить питание и круглосуточное пребывание мы можем только для 26 ребят из близлежащих поселений, остальные приходят на занятия из дома каждый день. В августе я посетила корпус, спортивная площадка там строится за счет спонсорских средств.

 

На Ставрополье могло бы быть еще одно крупное системообразующее учебное заведение – Кисловодский казачий кадетский корпус на 420 учащихся. На строительство в ценах 2012 года требовалось 2 млрд. 391 млн. рублей. Планировалось оно на условиях софинансирования (федеральный бюджет – 90%, краевой – 10%) из средств федеральной целевой программы «Юг России» на 2014-2020 гг. Однако, постановлением Правительства РФ эта программа была досрочно прекращена. Из краевого бюджета в 2012 году уже затрачено 97,3 млн. рублей на разработку проектно-сметной документации корпуса, и ежегодно она теряет актуальность. Как Вы считаете, можно ли было бы выйти с инициативой от минобразования края на губернатора и затем на федеральный уровень?

Чтобы министерство образования могло выйти на федеральный уровень с инициативой о строительстве такой организации, следует найти средства на софинансирование в краевом бюджете. Но речь идет об огромных суммах, которыми мы не располагаем. Можно рассматривать строительство кадетского корпуса как обычной школы, которую построят также, как и другие, но это будет просто школа с кадетскими казачьими классами. Чтобы это был казачий кадетский корпус, он должен быть государственным учреждением, а это программное мероприятие. К сожалению, программы, в которые вносились предложения о строительстве этого корпуса, остановлены.

 

Можно ли специально создать программу в краевом бюджете?

Программные мероприятия по строительству школ находятся в ведении министерства архитектуры и строительства. Это ведомство выступает заказчиком строительства новых школ и курирует средства, а мы выступаем координаторами.

 

Руководители школ отмечают дефицит преподавательских кадров. Есть ли в крае постоянная площадка для повышения квалификации как педагогов, так и казаков, работающих офицерами-воспитателями? Многие едут на обучение в кадетские корпуса Краснодарского края и Ростовской области.

Классы профильной казачьей или кадетской направленности отличаются от общеобразовательных тем, что в них история казачества и военно-спортивные направления деятельности преподаются в рамках дополнительного образования, во второй половине дня. Педагоги, ведущие эти спецкурсы, должны обладать навыками работы с детьми, иметь официальные документы о повышении квалификации. Где их получить? Любое учреждение повышения квалификации, которое проводит курсы и имеет лицензию на этот вид деятельности может оказать данные услуги. У нас это можно сделать на базе краевого Института развития образования, повышения квалификации и переподготовки работников образования. Есть курсы классных руководителей, которые содержат модуль казачьего кадетского образования. Можно заказывать такие курсы, набрав группу, и будет разработана учебная программа минимум в 72 часа.

 

Кто должен направлять педагогов на это обучение?

На мой взгляд это функция директора школы. За весь учебно-воспитательный процесс отвечает руководитель: набирает штат педагогов, в т.ч. дополнительного образования. Если директор допускает, что в школу, где развивается такое направление, приходят люди без специальной подготовки, то это нарушение нормативных документов. Руководители должны инициировать обучение тех специалистов, в которых нуждается данная школа.

 

Школ с казачьей и кадетской спецификой в крае немало, необходимость в подготовке учителей очевидна, но где школам найти на это средства?

У нас в крае 52 кадетских класса в 16 общеобразовательных школах и 257 классов казачьей направленности. Территориально задействовано 27 муниципальных образований. Так как география широкая, то инициатором повышения квалификации может выступить комитет СК по делам национальностей и казачества, который работает с казачьими обществами. Мы готовы дать навыки психолого-педагогической работы, и такие специалисты в крае нужны, иначе этих классов не было бы. У казачества есть свои программы поддержки, из которых можно проводить финансирование обучения.

 

Ряд казачьих обществ оказывает помощь кадетским классам за счет доходов от хозяйственной деятельности. В 2015 г. они совокупно направили на приобретение формы и питание кадет более 5 млн рублей. Также поддержка кадетского образования ведется за счет краевой государственной программы «Межнациональные отношения, профилактика терроризма и поддержка казачества». В 2015 г. в школы было передано 9000 экземпляров учебного пособия «Казачество в истории Ставрополья» для 6-7 и 8-9 классов. Еще раньше, в 2011 г. было издано пособие «Казачество на Северном Кавказе: история и культура». Во многих школах учителя сами пишут программы, методические пособия. Но сегодня нет единой комплексной системы учебников, которая была бы специально разработана для ставропольских казачьих классов.

 

Пособие для 6-7 и 8-9 классов было разработано коллективом ученых СКФУ, оно получило рекомендации Института повышения квалификации для использования и полностью отвечает требованиям и набору знаний, которые подразумевает направление казачьих классов. Авторские наработки учителей действительно имеют место быть, и опыт учителей-практиков очень важен. Педагоги совершенствуются благодаря такой деятельности, делятся опытом с коллегами. Я скажу прямо, что к разработке учебника по истории казачества мы не готовы финансово. Хотя, авторские коллективы у нас есть, но это работа не одного дня, требующая значительного финансирования.

 

Существуют классы, где для регионального компонента издаются, например, учебники на национальных языках. Как осуществляется издание такой литературы?

Есть федеральный перечень учебников, который обязателен для школ. Да, у нас есть школы и классы, где дополнительно изучаются ногайский, армянский, греческий и другие языки. Уроки эти также ведутся на уровне факультативов, во второй половине дня. Там используются не учебники, а пособия, которые не входят в федеральный перечень. К их изданию подключаются диаспоры, спонсоры, родительская общественность. Мы не получаем на это средства из федерального бюджета или бесплатно сами учебники, как для детей-инвалидов. Если находится источник финансирования, то мы привлекаем авторский коллектив к разработке учебника, затем Институт повышения квалификации делает заключение и дает рекомендации к использованию. Но, разумеется, обобщение педагогического опыта необходимо.

 

Предусматривает ли программа «Развитие образования» возможность издания учебных пособий, закупку формы?

Она финансирует муниципальные школы в рамках государственного стандарта, который включает в себя общеобразовательные дисциплины. А казачий и кадетский компонент реализуется как дополнительное образование. Планируется, что наше министерство финансов выделит на 2017 год один миллион рублей для участия кадетских учреждений Ставропольского края в фестивалях и конкурсах всероссийского уровня, таких как конкурс «Лучший казачий кадетский корпус». Кроме того, есть понятие учебных расходов. Отдельного увеличения строки этих расходов на форму и материальную базу казачьих классов не предусмотрено. Мы изучили опыт Краснодарского края и Ростовской области, там значительно выше стоимость содержания одного ученика. Они это решили на областном уровне, потому что позволяют бюджеты.

 

В 2016 г. закончился эксперимент, проводимый министерством образования края в Апанасенковском районе. Там на базе нескольких школ и отдела образования пять лет работала инновационная площадка: шесть казачьих классов показали положительные результаты. Почему эта работа не была продлена?

Само слово «эксперимент» подразумевает конечное время, он не может длиться десятки лет. Но удачный опыт должен транслироваться, поэтому сам муниципалитет, видя эффективность эксперимента, должен был выступить инициатором продолжения этой работы в своих школах. Все полномочия по организации учебно-воспитательного процесса по закону находятся там.

 

Муниципальные бюджеты крайне скудные…

Но и краевой не безразмерный. А как г. Ставрополь или г. Железноводск финансирует свои кадетские казачьи учебные заведения? В продолжении экспериментальных площадок должны быть заинтересованы руководители школ, местные отделы образования, казачество. Родительская общественность может обратиться в местную администрацию с просьбой о выделении ставок. Можно искать средства через гранты, в которых вполне могут участвовать и школа, и муниципалитет, и казачье общество. У казаков есть опыт форума «Машук». Надо искать подходящие проекты в интернете.

 

Как заручиться поддержкой министерства образования для участия в грантах?

Мы помогаем разным некоммерческим организациям, даем письма поддержки. Казачьи общества как социально ориентированные НКО работают с нашим контингентом — детьми и педагогами. Можно обратиться в наш отдел молодежной политики, в минэкономразвития, в комитет по казачеству. Письмо поддержки представляет грантодателю уже имеющийся опыт работы, показывает достижения, и в нем мы просим оказать финансовую поддержку для развития: закупку оборудования, зарплату, издание методических материалов. Раз в бюджете недостаточно средств, их надо искать. Наше министерство тоже ищет гранты: мы сами пишем программы, берем письма поддержки из правительства края и участвуем как регион. А если бы мы сидели сложа руки… Нужно понимать, готовы ли мы к этой работе? Готова ли школа, конкретный учитель, которому придется самому разрабатывать программу обучения, проводить внеклассные мероприятия? Должна быть политическая воля глав администраций. Чтобы все понимали: мы с детства должны воспитывать граждан нашей страны, а те уже будут воспитывать своих детей. Как это измерить финансово? Никак.

НАТАЛЬЯ ГРЕБЕНЬКОВА