ОТ СКИФОВ ДО НАС: В КАЗАЧЬЕМ МУЗЕЕ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД ОТКРЫЛАСЬ НОВАЯ ЭКСПОЗИЦИЯ

В Минеральных Водах открылся новый зал музея Казачьего культурно-исторического центра. Эта экспозиция, как и первая, открытая еще в 2017 г., собрана по инициативе атамана Минераловодского районного казачьего общества Терского войска Олега Губенко. Значимую часть занимают фото и предметы, дающие понимание быта различных казачьих войск Российской Империи — Терского, Кубанского, Сибирского, Оренбургского, Забайкальского и других.

Если первый музейный зал посвящен Первой мировой войне, русским Революциям, Гражданской войне, казачьим персоналиям этого периода, то новая экспозиция иллюстрирует предысторию трагических событий рубежа 19-го — начала 20 веков, и более ранние исторические эпохи.

На стендах и стеллажах – предметы, относящиеся к скифской, кобанской, золотоордынской культурам, артефакты военных конфликтов, Кавказской войны. Здесь можно увидеть портреты военачальников, образцы оружия разных эпох, подлинные документы, фотографии, иконы.

Олег Губенко отмечает, что концепция музея позволяет «стянуть» в единую канву разные эпохи и факты истории России, через призму которых можно увидеть реалии жизни не только казаков, но и купечества, армии, церкви, и в целом страны.

— У меня нет отдельно взятого любимого экспоната, каждый дорог, — говорит Олег Вячеславович. – Есть золотоордынские наконечники стрел и совсем уж древности, например, скифская бронза, которая досталась мне от отца, учителя истории. Скифские предметы открывают нам праисторию всего Причерноморья и евразийской территории от Дуная до Байкала. На Кавказе представлена тагарская культура (VIII—III век до н. э.) – самая восточная ветвь скифской эпохи. У нас выставлен характерный тотемный знак – олень в прыжке, который позднее оказался тесно связан с символикой донского казачества, на гербе которого мы и сейчас можем видеть оленя, пронзенного стрелой.

Историк по призванию и коллекционер артефактов Олег Губенко является автором нескольких книг, а с 2015 года – председателем Терского общества любителей казачьей старины, под эгидой которого издано уже несколько томов научного издания — «Терского сборника».

Особая гордость собирателя музея — коллекция стрелкового оружия, переданная в дар местным казаком Петром Голдиным – три французских ружья 1777 г., с клеймами Льежской и Шарлевильской мануфактур, немецкие ружья с клеймами короля Фридриха Вильгельма III, солдаты которого участвовали в наполеоновских походах. Эти ружья – тоже своеобразные «свидетели» эпохи, когда французская армия была наголову разбита русскими войсками с участием казаков. Неслучайно с оружейным стендом соседствует портрет атамана Матвея Платова (июль 1812 года).

Отдельное место в музее занимают иконы, например, образ «молодого Спасителя», датированный приблизительно концом 19 столетия, изображающий Христа в необычной манере – практически без бороды.

Интересные выводы можно сделать и из документов. Так, книги вологодских купцов Спириных позволяют представить цены и расходы конца позапрошлого столетия: например, котиковый полушубок стоил 17 р. 50 коп., а 20 фунтов пряников (приблизительно 8 кг) – 1 р. 50 коп. При этом, имеется запись о переводе пожертвования Хиландарской обители на Афоне в 16 р. Материальной поддержке монастырей, в том числе и российских, в то время уделялось большое внимание, ведь, как известно, они несли социальную функцию по содержанию богаделен, приютов.

Есть и любопытный пример «медицинского полиса» начала 20 века: справка, выданная казаку Васютину на право амбулаторного лечения. Имеются в экспозиции и документы с подлинными подписями кубанских атаманов – русского генерала Григория Филипсона (1809—1883) и Якова Маламы (1841—1912).